8 мыслей о D&D после Winter Fantasy


https://vk.com/@dungeonsandsuffering-hroniki-igroka-zapis-xxv-3001-05022019

текст David Hartlage от February 12, 2019

Весь конвент Winter Fantasy помещается в одном зале конференц-центра в Форт-Уэйн, Индиана. Несмотря на компактные размеры мероприятия оно предоставляет столько же возможностей поучаствовать в Dungeons & Dragons, как и крупнейшие игровые конвенты. Представьте себе отделение D&D с Origins или Gen Con с группой экспертов от Лиги Искателей Приключений, и наиболее активными игроками, и все это сконцентрировано в одном конвенте. Вдобавок к этому, мероприятие предоставляет множество недорогих комнат в отелях. Конечно, Форт-Уэйн в этом году страдает от ледяного февраля, но все мы прибыли сюда играть.

Конвент этого года вдохновил меня на 8 мыслей касательно D&D.

1. Winter Fantasy 2019 стало моим первым конвентом по правилам восьмого сезона D&D Лиги, что означало множество шуток относительно абстрактных понятий системы. Основываясь на описаниях за моим столом, сундуки с сокровищами теперь были наполнены ваучерами, позволяющими приобретать магические предметы, монеты исчезали в трастовых фондах, выплачивающих определенные суммы каждый уровень, а закаленные боями наемники теперь берутся за смертельные задания за обещание о благодарности (Эти искатели приключений сделали Интеллект своей наименьшей характеристикой и считают, что «благодарность» — это драгоценный камень). Что касается краткого содержания правил 8 сезона Лиги, можете ознакомиться с My Dungeons & Dragons Adventurers League Quick Reference Sheet. Несмотря на все шутки практика разблокирования магических предметов похоже была вполне по душе игрокам. Другие же аспекты требуют изменений. Я планирую взглянуть на них попристальнее в будущем.

Несмотря на все шутки практика разблокирования магических предметов похоже была вполне по душе игрокам. Другие же аспекты требуют изменений. Я планирую взглянуть на них попристальнее в будущем.

2. Организатор конвента, Baldman Games, создает сценарии для Лиги на островах Муншаэ. С Шоном Мэрвином и Эриком Мэнджом во главе, эти приключения наполнены потусторонним духом кельтских мифов и сказаний о феях. В Муншаэ добрые феи опасны, а плохие феи – жутки и опасны, а сказка заканчивается тем, когда ведьма съедает детей. И они это заслужили.

3. Мой первый стол собрал вместе Джеймса ИнтрокасоМайка ШеаТеоса Абадия и других энтузиастов от D&D, чтобы сыграть в MOON4-1 Precious Cargoот Синди Мур. В своих приключениях мы подружились с гоблинами, свирфнеблином и собакой, присоединив их к нашей партии. Отдельное спасибо нашему Мастеру Гаррету Кроув за смешные гоблинские голоса и умение подыгрывать. И тот момент, когда Гаррет стал казаться нам слабым противником, свирфнеблин предал нас.

Все, не считая собаки

Отличный ход.

Когда бы я не водил D&D для детей, их партия стремится к тому, чтобы собрать целую ораву питомцев, компаньонов и друзей. Дети любятэто. Тогда что же это значит, когда партия «взрослых» и «опытных» игроков в D&D собирает подобный зоопарк? Не отвечайте на этот вопрос. И если мой редактор поставит кавычки вокруг любого из написанных выше слов, игнорируйте их.

4. Говоря о мастерстве стратегии, наша партия начала дружить с монстрами, так как Синди написала бросившее нам вызов приключение, где бой был весьма рискован. Я люблю сложные приключения, потому что они могут либо породить напряженные битвы, что заставляют персонажей напрягаться до предела их сил, или, в нашем случае, заключать альянс с однорукими гоблинами, воображавшими себя императорами. Раньше приключения имели репутацию крайне легких, но сложность данного сценария удивила меня. Когда позже я встретил ее на конвенте, то спросил, стала ли ее репутация причиной сменить стиль. «Да, я сказала, да пошли вы все». Отлично вышло, Синди.

5. Что же касается вызовов, то самый яркий момент моих игр настал, когда щупальце кракена перебросило моего бессознательного персонажа за другой игровой стол. Это происшествие случилось во время MOON ES-1 A Drop in the Ocean, специального D&D приключения на множество столов. Мастера придумали механику, согласно которой атаки щупальцами могли перебрасывать персонажей со стола на стол. Падающие персонажи приземлялись точно в наполненные пираньями воды под управлением другого ДМа. Игрокам это очень понравилось. Многие приключения подобного формата имеют способы перехода персонажей между столами, но обычно это происходит в ответ на просьбу о помощи. Игроки никогда не просят помощи, так что никто не передвигается. Правило щупалец вызвало опасения, что слишком много людей может временно оказаться за одним столом, приводя к размеру партии, превышающему разрешенный в Лиге.

К счастью, кто-то прочел ту часть руководств Лиги, что предоставляет ДМу право делать толкования, делающие игру интереснее. Дэйв и Гэри дали нам D&D не для того, чтобы увидеть игру, в которой щупальца кракена не могут перебросить бессознательного персонажа с одного стола на другой.

6. Еще одна яркая игра была, когда я поучаствовал в Invasion from the Planet of Tarrasques под предводительством автора приключения, Джеймса Интрокасо. Это стало моей первой игрой персонажами максимального уровня. Несмотря на наши почти супергеройские силы, Джеймса довел нас до предела, и это был настоящий успех. Это приключение наполнено «чрезмерным, сумасшедшим действом», которое, однако, не выглядит глупым. Я уже согласился поводить его друзьям.

7. Игрой всего конвента для меня стало приключение MOON6-2 Troubled Visions, проведенное Эриком Менджом. Его сюжет сталкивает партию с принцем фей по имени Узнеззир, что получает удовольствие от всего отталкивающего и нечистого. Наша группа нашла пленницу и неразделенную любовь принца, женщину-эладрина по имени Аодх. Узнеззир предложил ее свободу как ставку в соревновании. Он также предложил потягаться в решении загадок. Игроки в D&D знают, к чему это приводит – они пытаются решить загадку, и приключение переходит на хорошо известный всем путь.

Вместо этого член партии под управлением Джейсона Пирсона вызвал Узнеззира на соревнование по комплиментам. Подобное вообще существует? Тот, кто усладит Аодх лучшим комплиментом, выиграет ее свободу или же ее вечное заточение. Она поклялась своей честью судить честно. Пока партия страдала, пытаясь придумать похвалу, Эрик в роли Узнеззира нашел в себе вдохновение.

Когда наконец-то наша группа закончила и прочла свое творение: «Аодх, твои волосы сверкают словно солнце, и бла-бла-бла». Конечно, сладкие слова Узнеззира должны были превзойти наши банальности.

И тут заговорил принц фей: «Аодх, ты также прекрасна, как кусок гнилой плоти, ставшей зеленой под желтеющим небом падающей кислоты, что воняет до самых небес, собирая всех мух мира».

Мы выиграли состязание. Как это принято в сказках, Джейсон осознал слабость принца фей и использовал ее, чтобы перехитрить его, а Эрик был достаточно быстр, чтобы разглядеть сюжетный поворот и обыграть его. Это можно считать лучшим моментом совместного создания истории, который я когда-либо видел в D&D.

8. Авторы характеристик существ из D&D пропустили отличную возможность, когда они решили не давать совам 18 в Мудрости.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s